Category: литература

белый крест

ДОБРОВОЛЬЦЫ - ВПЕРЁД!

Основой работы сайта "Русская Стратегия" является добровольный труд редакции и авторов. Для более активного развития и продвижения сайта нам неизменно требуются:

- Авторы, пишущие на военные, политические, социально-экономические, исторические и иные темы.
- Корреспонденты, могущие осветить то или иное мероприятие или же ситуацию в том или ином регионе - непосредственно с места.
- Волонтёры для расшифровки и перепечатывания аудио- и видеозаписей.
- Волонтёры для расшифровки сканов редких книг.

Будем рады также сотрудникам, имеющим собственные предложения.

Кроме того, если Вы ведёте свой видеоблог, снимаете интересные сюжеты, монтируете клипы и передачи, то мы с радостью рассмотрим их для публикации на нашем интернет-канале Голос-Эпохи.ТВ: https://www.youtube.com/user/golosepohi

По всем вопросам можно писать в комментариях в этой теме или же на адрес редакции etna28@rambler.ru



Сайт "Русская Стратегия", журнал "Голос Эпохи" и выходящие при нём книжные серии существуют на средства создателей и добровольных жертвователей. Мы не зарабатываем денег, помещая на сайт сомнительную рекламу или монетизируя записи нашего канала на ютубе. Посему будем весьма признательны за любую помощь нашей работе. Оказать её можно:
Collapse )
f287e229-bed3-4ffd-8f8b-1d2a32a35796

Маргарита Имшенецкая. Забытая сказка: письма об ушедшей любви, об ушедшей России. Письмо 8.

Письмо восьмое. Николай Николаевич

Этим письмом я заканчиваю главу моей жизни до двадцати двух лет, и вся она принадлежит памяти Николая Николаевича, человека большой души, большой воли, неисчерпаемой доброты, выдающегося врача-хирурга. Пусть все эти строчки будут памятью и преклонением перед его нежной, застенчивой душой, душой истинного христианина.

Николай Николаевич не мог часто бывать в церкви, но, садясь за стол, за трапезу, где бы он ни был, будь хоть званый обед, он не крадучись, не стыдясь, обязательно крестился. В выражении лица и глаз у него всегда можно было уловить молитву к Господу. Я уверена, что утром и вечером перед сном он всегда осенял себя крестным знамением.

Занят он бывал непрерывно. «Николай остался в «старых девах» только потому. — говорил отец, — что он никак не мог выкроить время, чтобы влюбиться и повенчаться». Да, действительно, не было свободного времени у этого человека. Днем и ночью требовалась его помощь, доступен он был всем, многих даром лечил, многих даром оперировал. И откуда только к нему ни стекались больные, из всех углов, соседних сел, деревень, даже городов. И умер он, как страж, как солдат на своем посту, смертью храбрых, смертью славных... Читать дальше>>


«И у меня был край родной». МАНЬКА

Приобрести книгу в нашем магазине

... Наконец, со временем я начала понимать, что это проделки Маньки. Я не любила ее, а она, заметив мои страхи, при всяком удобном случае старалась пугать меня русалками, которые якобы сидя на ракитах над рекой, хватают купающихся, щекочат их и утягивают на дно реки, в подводное царство; пугала водяными, домовыми и прочей сказочной нечистью. Одержимая страхом, я боялась оставаться одна в комнате, боялась одна проходить по берегу реки: спускающиеся длинные ветви ивы казались мне гибкими руками зеленой русалки, которые вот-вот протянутся ко мне, чтобы, защекотав тонкими пальцами, утащить в подводное царство. А когда мы возвращались, уже вечером, после купания с реки в тумане, который, как молоко, густо расстилался по долине-лугу, мне казалось, что   водяной, скрываясь в густом белом тумане, протягивает ко мне свои костлявые цепкие руки, с которых капает вода. Если я немного отставала от своих, то, заметив это, стрелой догоняла их, врезалась в середину идущих и кричала:

– Ой, водяной!

Конечно, мы все дети слушали сказки отца и знали отлично всю сказочную чертовщину. Манька же приближала все страшное из сказок к действительности. Выбрав минуту, когда взрослых не было поблизости, она уверяла меня, что близко леший, ведьма и водяной, что она их видит, и от этого мне становилось еще страшнее. Говорила она так убедительно, что не поверить ей было невозможно. Слушать же ее при взрослых или при других детях было очень интересно. Дух, бывало, захватывало от страшных рассказов Маньки, глубоко западавших в восприимчивую детскую душу... Читать дальше >>


Н. И. Андреев. Из воспоминаний. Военно-сиротский корпус. Дворянский полк. 1800-е годы



…В 1798 году старший мой брат Василий был определен в Военно-сиротский дом или корпус, который был учрежден императором Павлом. Заведение сие было любимым у государя. В нем был комплект двухсот и сверх комплектных до 300 человек. При сем же заведении была солдатская рота и отделение девиц около ста. Директором был назначен любимец государя, бывший в Гатчине майором, что впоследствии генерал-майор, кавалер и командир Петр Евстафьевич Веймарн. <…>



Вот настал и мой час. В декабре 1802 года, нарядив меня и брата Нила в зеленые сюртуки с стеклянными пуговицами, в средине коих были из фольги звездочки, и в тафтяные высокие стеганые шапки на вате, в конце коих находились большие пуговицы, обернули нас в заячьи шубы, крытые нанкой. Сборы в дорогу в старину были большие: за полгода говорили, что нужно ехать к Рождеству, за несколько недель соседи прощались, сбирали экипажи, служили молебны, повозки были за неделю у крыльца. <…> За три дня изготовили дорожные кушанья. Настал, наконец, час разлуки; дворня, вся до единого, не исключая малолетних у матерей на руках, собралась; плач и рыдание сопровождали наш поезд. Не буду описывать дорогу; помню только, что мы везде останавливались в крестьянских избах для ночлега и покормки лошадей. Тогда харчевен или постоялых дворов было мало.



По приезде нашем <из Порхова> в Петербург <…> меня с братом Нилом отвезли вскоре в корпус, тот же, где был старший наш брат, и родители наши вскоре уехали в свою деревню. Первое время в корпусе мне было чрезвычайно скучно и единообразно. Нас приняли сверх комплекту, надели толстые солдатские мундиры; но по просьбе родителей наших мы спали с комплектными, у которых как мундиры, так и все содержание было гораздо лучше сверхкомплектных, у коих было все солдатское... Читать дальше...

Маргарита Имшенецкая. Забытая сказка: письма об ушедшей любви, об ушедшей России. Письмо 7.



После смерти отца, Николай Николаевич переехал в наш дом, и если не заполнил полностью «дорогого», все же мы, три женщины, может быть и не одинаково, но чувствовали некоторую опору в его лице, а главное — мы любили его, он был наш, свой, родной. Его присутствие казалось даже необходимым, действовало успокаивающе, и острота случившегося как-то смягчалась... Читать дальше »

Богатырская преемственность. К 120-летию Михаила Исаковского


Посвящается Михаилу Исаковскому,
русскому богатырю поэзии

Богатырём принято считать человека рослого, дородного, дюжего и с необычайной силой. Когда произносится это волшебное слово, возвышенное и в то же время земное, вспоминаются, прежде всего, не сказочные герои разных эпох, а изображённые на картине «Богатыри», написанной выдающимся русским художником Виктором Васнецовым. Именно три былинных богатыря: Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алёша Попович, – символизируют силу, могущество и величие русского народа. Виктору Васнецову, талантливому художнику, обладавшему непревзойдённым, божественным даром высокого изобразительного искусства и ценившему всё прекрасное, удалось в полной мере наделить своих картинных богатырей исконными качествами русского характера... Читать дальше »

Архив: события, даты, мысли


Николай I и его роль в русской истории

Во имя Чести и России. Заговор. Глава 9/1.

Свщмч. Сергий Мечев. Проповедь на праздник Богоявления

Свщмч. Феодор Поздеевский. Чаяния будущего века (к новому году)

Маргарита Имшенецкая. Забытая сказка: письма об ушедшей любви, об ушедшей России. Письмо 7.

К 185-летию Цезаря Кюи. Концерт для виоланчели и фортепиано

К 155-летию Валентина Серова. Д/ф из циклов "Острова" и "Передвижники"

Екатерина Дашкова и ее деятельность на посту первого президента Академии наук (к 210-летию памяти княгини Дашковой)

Принцесса русской математики. К 170-летию Софьи Ковалевской

Больше чем любовь фильм| Нина Чавчавадзе и Александр Грибоедов (к 225-летию А.С. Грибоедова)

Фельдмаршал Румянцев. От шалопая к мудрецу (к 295-летию со дня рождения)

Д. Б. Броневский Из воспоминаний. Морской кадетский корпус. 1804–1811 годы

В.Л. Махнач. Оскорбленная Россия

«И у меня был край родной». ИЛЬИН ДЕНЬ

Приобрести книгу в нашем магазине

Самым большим праздником в Бежице был, конечно, Ильин день – 20 июля – праздник завода. Начинался он обедней в "большой" церкви. После обедни, на поляне, перед церковью служили молебен: устраивался престол и перед ним расстилался ковер. Вокруг престола выстраивались в виде каре члены Вольно-пожарного общества в форме, они держали шнур, охраняя престол, а народ стоял позади них. Молебен всегда проходил под открытым небом и, как я помню, под палящим солнцем.

После молебна был парад: пожарный обоз на лошадях в праздничной блестящей сбруе под бравурный марш духового оркестра проезжал галопом по поляне мимо публики и почти каждый год под раскаты грома.

Это высшее сознание и нравственное начало может затемняться, понижаться, омрачаться, и эпохи такого потемнения нравственного сознания и высшего смысла этого как бы угасания духа, поистине бывают ужасны в истории народной жизни. Это мы, пожалуй, и видим теперь в нашей родной жизни, когда большая часть нашего общества и притом та, которая и должна носить в себе и выражать в наличности своей жизни высший ее духовный смысл, утеряла его и блуждает по распутиям. Помочь, найти его снова и снова засветить светильник высшего разума, усилить снова значение нравственного начала в жизни – дело Церкви. Вот почему в числе чаяний, которые мы простираем в пределы нового года, живейшим и сильнейшим у нас является чаяние обновления и возрождения церковной жизни, на тех божественных началах, которые силой обстоятельств парализованы теперь... Читать дальше »

Иван Ильин. Против России

Приобрести книгу Иван Ильин. Победит правое дело! Аксиомы русского национализма в нашем магазине

Где бы мы, русские национальные эмигранты, ни находились в нашем рассеянии, мы должны помнить, что другие народы нас не знают и не понимают, что они боятся России, не сочувствуют ей и готовы радоваться всякому ее ослаблению. Только одна маленькая Сербия инстинктивно сочувствовала России, однако без знания и без понимания ее; и только одни Соединенные Штаты инстинктивно склонны предпочесть единую национальную Россию как неопасного им антипода и крупного, лояльного и платежеспособного покупателя.

В остальных странах и среди остальных народов - мы одиноки, непоняты и «непопулярны». Это не новое явление. Оно имеет свою историю. М. В. Ломоносов и А. С. Пушкин первыми поняли своеобразие России, ее особенность от Европы, ее «неевропейскость». Ф. М. Достоевский и Н. Я. Данилевский первыми поняли, что Европа нас не знает, не понимает и не любит. С тех пор прошли долгие годы, и мы должны были испытать на себе и подтвердить, что все эти великие русские люди были прозорливы и правы... Читать дальше »