Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

белый крест

ДОБРОВОЛЬЦЫ - ВПЕРЁД!

Основой работы сайта "Русская Стратегия" является добровольный труд редакции и авторов. Для более активного развития и продвижения сайта нам неизменно требуются:

- Авторы, пишущие на военные, политические, социально-экономические, исторические и иные темы.
- Корреспонденты, могущие осветить то или иное мероприятие или же ситуацию в том или ином регионе - непосредственно с места.
- Волонтёры для расшифровки и перепечатывания аудио- и видеозаписей.
- Волонтёры для расшифровки сканов редких книг.

Будем рады также сотрудникам, имеющим собственные предложения.

Кроме того, если Вы ведёте свой видеоблог, снимаете интересные сюжеты, монтируете клипы и передачи, то мы с радостью рассмотрим их для публикации на нашем интернет-канале Голос-Эпохи.ТВ: https://www.youtube.com/user/golosepohi

По всем вопросам можно писать в комментариях в этой теме или же на адрес редакции etna28@rambler.ru



Сайт "Русская Стратегия", журнал "Голос Эпохи" и выходящие при нём книжные серии существуют на средства создателей и добровольных жертвователей. Мы не зарабатываем денег, помещая на сайт сомнительную рекламу или монетизируя записи нашего канала на ютубе. Посему будем весьма признательны за любую помощь нашей работе. Оказать её можно:
Collapse )
f287e229-bed3-4ffd-8f8b-1d2a32a35796

Елена Семёнова. Последний летописец Русской Славы. Дмитрий Кедрин (к 75-летию памяти)

Расправа над русской поэзией не завершилась 30-ми годами. Казалось бы, с истреблением плеяды крестьянских поэтов советская «литература» была избавлена от слишком русской ноты, вычищена от «шовинистов», окончательно оторвана от корней. Но и в ту пору ещё один, последний голос продолжал петь по-своему, петь о России. И не просто о России, но о русской старине, о великой её истории, о летописной славе.


Забытый поэт Вологодчины. Филипп Быстров

В этом году исполнилось 125 лет со дня рождения человека, который лично знал Сергея Есенина и сам был поэтом. Это – Филипп Васильевич Быстров, уроженец Вологодчины. Занимаясь историей Вологды в годы революции и гражданской войны, я не мог обойти стороной визит Есенина в Вологду, где состоялась его свадьба с Зинаидой Райх. Конечно, мне было интересно узнать о тех, кто был свидетелями этого исторического события. Мною была написана и опубликована статья к 95-летию со дня гибели Ал ... Читать дальше »

О ПРАВОСЛАВНЫХ СТАЛИНИСТАХ. 1. Культ личности

Приобрести книгу "Лживый век" в нашем магазине: http://www.golos-epohi.ru/eshop/catalog/128/15548/

Из советской эпохи нам досталось в виде своеобразного культурного наследства немало слов, являющихся вариантами причудливых сокращений целых словосочетаний. Комсомол расшифровывается как коммунистический союз молодежи, а вуз – это высшее учебное заведение. Поэтому существует резон, упоминая о православных сталинистах, ведущих свое идеологическое происхождение из десятилетий правления Сталина, прибегнуть к этому рациональному приему. Православные сталинисты в дальнейшем будут называться ... Читать дальше »


Б. Ильвов. Ураган. Глава 2/4.



Приобрести книгу в нашем магазине: http://www.golos-epohi.ru/eshop/catalog/128/15550/


Потянулись тяжелые дни владычества большевиков. Курсы бездействовали, и Наташа тосковала без дела. Почти каждый день, с возвратившейся наконец домой Женей, навещала она Шелугиных. Безрадостно был в этой, прежде шумной и веселой, семье. Ольга Васильевна после смерти мужа долго не могла оправиться. Большую часть дня она просиживала у окна, устремив неподвижный взгляд перед собой. О смерти сына ей не сообщили, боясь вызвать новый припадок. Но странное дело. Она как будто знала, что ее Мити нет на свете. Ни разу она не спросила о нем, а в его комнату вовсе не входила. Бедная Леля сбилась с ног бегая по очередям и ухаживая за больной матерью. Однажды зайдя к Шелугиным и видя, что Леля уже примирилась с мыслью о смерти брата, Наташа ей передала его последнюю волю.


Светлой памяти Валентина Непомнящего

В Москве в возрасте 86 лет умер литературовед-пушкинист Валентин Непомнящий.

Об этом сообщил литературовед Николай Подосокорский.

Валентин Семенович Непомнящий родился в 1934 году в Ленинграде, в 1957 году окончил отделение классической филологии филологического факультета МГУ.

В 1963–1992 годах работал редактором в журнале «Вопросы литературы», вел факультативы во Второй физико-ма ... Читать дальше »


Во имя Чести и России. Лейтенант Безыменный. Глава 1.

В 1844 году принцесса Терезия Васильевна Ольденбургская и Великая Княгиня Александра Николаевна основали в Петербурге одну из первых в России общин сестер и сердобольных вдов, помогавших больным. Идея создания этого заведения принадлежала принцессе Терезии, за год до того побывавшей в детской больнице в Варшаве, где существовала подобная община. Перво-наперво для общины был снят дом подполковницы Сучковой в Рождественской части, в котором разместились 18 принятых на испытание сестер. Полковником Сучковым на свои средства было осуществлено переоборудование дома под Заведение для сестер милосердия из 6 отделений. Одной из этих восемнадцати сестер стала Юлинька, с детства имевшая огромную тягу помогать страждущим. Она часто бывала в гостях у семейства Апраксиных, подолгу беседуя с младшей сестрой Ольги Фердинандовны, Любой. Так, по имени, называли ее все, несмотря на то, что ей давно перевалило за тридцать. В последние годы она была уже полностью неподвижна – лишь речь Божиим чудом была оставлена ей. Дни напролет Люба проводила в молитвах или слушала чтение святых книг. Сестра старалась приглашать к ней людей духовного звания, странников и странниц – всех, с кем страдалица могла поговорить о предметах духовных. Приходили к ней, впрочем, и те, кто нуждался в совете, поддержке и молитвах. Люба принимала всех. И понимала всех… Не было человека, который, придя к ней со своей бедой, не ушел бы от нее не утешенным.


Проф. Г.А. Знаменский. Век слепого, рабского подражания Западу



Приобрести книгу в нашем магазине: http://www.golos-epohi.ru/eshop/catalog/128/15501/


Отданный Петром на выучку Западу, русский народ в лице передового общества слишком перестарался, впал в слепое, рабское подражание Западу и вместе с покроем платья стал без разбора пересаживать на русскую почву не только нужное и полезное, но и вредное для дальнейшего развития своей страны. Если на Западе такие литературные явления как ложноклассицизм, сентиментализм, романтизм, байронизм имели под собой корни, то нам, русским, они были совершенно чужды и только задерживали развитие самобытной русской литературы и национальной культуры.



А.И. Куприн. Допрос


Посаженный в Революционный трибунал, помещавшийся в бывшем дворце великого князя Николая Николаевича Старшего, я мог бы свободно и беспрепятственно осмотреть все его роскошные помещения. Но никогда еще не чувствовал я себя ловко и уверенно, посещая чужие дома, покинутые их настоящими владельцами, хотя бы и много лет тому назад. Мне всегда в эти минуты приходило в голову тревожное ожидание: а вдруг придет сейчас истинный хозяин или его суровый призрак и скажет: — А ну-ка, милостивый государь и наглый незнакомец! Не угодно ли вам будет немедленно убраться отсюда вон?


Б. Ильвов. Ураган. Глава 2/3.



Приобрести книгу в нашем магазине: http://www.golos-epohi.ru/eshop/catalog/128/15550/


Сдали это мы оружие, по приказанию начальства. Ну нас сейчас же окружили, разделили на группы и повели. Ту группу, в которой находился я, привели во двор какого-то дома, да и говорят: становись-ка по пять человек к стенке. Я как увидел, что первых пять расстреляли - решил бежать. Все равно и меня убьют, думаю себе, так уж лучше попытаю счастья. Авось спасусь. Оглядываюсь этак во все стороны и вижу в глубине двора сарай. Двери открыты. Как раздался второй залп, все обратились в сторону убитых, а я, ударив в лицо стоявшего вблизи красногвардейца, бросился в сарай. Авось какую-нибудь лазейку найду. И действительно, только вбежал, вижу лестница стоит, да прямо к слуховому окну приставлена. Уж и не знаю, не помню, как только вбежал я по этой лестнице да моментально ее за собою и втянул. Только что я ее поднял и бросил на стропила, а в сарай красногвардейцы вбегают. Мешкать было некогда. Я в слуховое окно. К счастью, оно достаточно широким оказалось. Выскочил на крышу и вижу, что с другой стороны она спускается на соседний двор. В это время с того двора, где нас расстреливали, заметили меня и несколько выстрелов успели по мне дать. Кубарем долетел я через угол крыши да и спрыгнул в соседний двор. Смотрю, двор большой, а в конце его железные ворота. Я к ним. Неужели, думаю, заперты. Но и тут счастье мне сопутствовало. Ворота были на засове, а ключ, по какой-то дикой случайности, со стороны улицы в замке торчал. Оглядываюсь и вижу, что красногвардейцы уже на крыше сарая и вот-вот спрыгнут ко мне во двор. Отодвинул засов, выскочил на улицу да ключом и запер ворота. А красногвардейцы уже к ним подбегают, и слышу, как отворить их стараются. Тут уж я бегом по пустынной улице пустился да за первый же угол я завернул. Пробежав еще несколько кварталов то вправо, то влево сворачивая, попал на вашу улицу. Остановился и прислушиваюсь. Погони не слышу. Вот тут я и начал звонить во все подъезды. Поверите ли, подъездов двадцать пять я обошел, и ни в один не впустили. А сзади шум толпы слышу. Я уже и не сомневался, что это красногвардейцы. Я уже погибшим себя считал, а тут, в эти минуту, ваш голос услышал. Спасибо вам. Никогда не забуду этой минуты.