Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Архив: события, даты, мысли

Диктатура фанатичных придурков

Фанатизм означает слепое и безоговорочное следование убеждениям, а та же  приверженность каким-либо идеям, верованиям или воззрениям. В то же время это сочетается с нетерпимостью к чужим взглядам и убеждениям и полным отсутствием критической оценки своих убеждений.
Все идеи марксизма-ленинизма, относящиеся к так называемому «новому миру» - это полный и абсолютный бред, очевидный любому не только специалисту по истории и философии, но и любому думающему человеку, который умеет читать, и даже любой простой домохозяйке, если она умеет считать и строить домашний бюджет.
Для того чтобы понять действительную и объективную логику событий и действий, которые после Октябрьского переворота в ... Читать дальше »


Виктор Аксючиц. СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ. Ч3.

Во второй половине XIX века в России появился ряд талантливых религиозных философов. Николай Яковлевич Данилевский в работе «Россия и Европа» изложил концепцию культурно-исторических типов и предвосхитил многие идеи XX века, в частности О. Шпенглера и А. Тойнби. Человечество – это разрушительная абстракция, каждый культурно-исторический тип выражает определённую идею, а вместе они составляют всечеловечество. Господство одного из культурно-исторических типов ведёт к деградации цивилизации. Данилевский отмечает враждебный и агрессивный характер романо-германского культурно-исторического типа по отношению к формирующемуся славянскому типу. В других работах Данилевский критикует теорию естественного отбора Дарвина с позиций естественного богословия.
Данилевский – в вопросе самобытности русского народа и русской культуры во многом последователь славянофилов. Д.А. Хомяков – строгий ревнитель славянофильства, признавал, что Данилевского «не без основания причисляли» к «так называемому славянофильству». Сам Данилевский во многом соглашался со славянофилами в понимании Запада: «если бы разобрать самый характер тех зиждительных сил, которыми построено и на которых держится здание европейской цивилизации, как это и делали Хомяков и Киреевский». Но с критикой Запада славянофилами он соглашался отчасти: «Сама мысль, высказанная славянофилами о гниении Запада, кажется мне совершенно верною, только выразилась она в жару борьбы и спора слишком резко и потому с некоторым преувеличением». Однако слишком резкая критика славянофилов только подтверждается с десятилетиями и веками. Вместе с тем, славянофилов правильнее было называть русофилами, ибо у них приоритетным был русский, а не славянский вопрос. Данилевского же можно характеризовать большим славянофилом, чем сами славянофилы, так как, соглашаясь с ними в оценке русского народа («Покойный К. С. Аксаков сказал, что историю русского народа можно назвать его житием, и это глубокая истина») он был более чем кто-либо озабочен судьбой и миссией славянства. «Быть может, со временем Н.Я. Данилевский будет считаться славянофилом по преимуществу, кульминационной точкой в развитии этого направления, писателем, сосредоточившим в себе всю силу славянофильской идеи» (Н.Н. Страхов). Он критиковал и слабые стороны, как он считал, славянофилов, особенно в их отношении к Западу. Н.Я. Данилевский развивал в стройную теорию положения славянофилов о своеобразии России, о враждебности Запада к России. Он видел, что «настоящая глубокая опасность заключается именно в осуществлении идеала западников ("в воцарении не мнимой, а действительной, столь любезной им общечеловеческой цивилизации")» Читать дальше>>>>>>

Виктор Аксючиц. СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ. Часть1 и Часть 2


Виктор Аксючиц. СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ. Часть1
Самосознание русского народа зачинается с крещения в Православие в 898 году. С духовным рождением молодой народ динамично осваивал древнюю мудрость, принятую от Византии: через два века Русь была православной страной, с грамотной аристократией, образованным духовенством, множеством храмов, преображённой нравственной и общественной жизнью. Национальное единство поддерживалось не только государственностью, а и Православием. Культура средневековой Руси явила образцы гениального творчества. Вместе с тем на Руси слабо развивалась богословская и философская мысль. Это дало основание некоторым исследователям характеризовать русское Средневековье как
бессловесные, или немые, века, свидетельствующие о неспособности азиатского народа к высокой мысли – философии и богословию. Это мнение покоится на ряде предрассудков... Читать дальше »




Виктор Аксючиц. СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ. Ч2.
Универсальный русский гений Александр Пушкин во многом задал направление и темы зарождающегося русского философствования. Он предвосхитил философию жизни и философский экзистенциализм, ибо поэтическое творчество для Пушкина не было хобби или родом профессиональных занятий, – это наиболее адекватная форма его жизни. В поэзии и через поэзию Пушкин был связан с Высшей Реальностью, проживал свою судьбу, переживал судьбу своего народа, культуры, мира, открывал для себя новые измерения бытия. Валентин Непомнящий отмечал, что Пушкин входил в стихотворение одним, а выходил другим, для него поэзия – это сама жизнь, прохождение жизни в слове, это эстетика не отображения жизни, а эстетика преображения жизни... Читать дальше »

Вацлав Дворжецкий. HOMO SAPIENS – ЧЕЛОВЕК СОПРОТИВЛЯЮЩИЙСЯ


Этот разговор произошел незадолго до телевизионной премьеры фильма «Белые одежды», где Вацлав Дворжецкий сыграл роль профессора Хейфица, восстающего против скудоумия в науке, образ в чем-то сходный, совпадающий с собственной личностью.

– Homo sapiens – существо разумное, а следовательно, всему неразумному сопротивляющееся. Так сложилось, что с юности пришлось противостоять обстоятельствам. Мог ли я, скажем, радоваться разорению и уничтожению своего старого дворянского рода, если всегда относился – и отношусь! – к своей родословной с глубочайшим уважением! Мог ли подчиниться большевистским догматам и схоластике, если с детства меня окружали люди одаренные, образованные, интеллигентные! Я видел, как их втаптывают в грязь за их прошлое, за их убеждения.

– Не детские ли впечатления и воспоминания уже в 19 лет сделали вас, как сейчас принято выражаться, диссидентом? А по-тогдашнему – антисоветчиком, врагом народа?

– До революции для всякого культурного человека было нормальным изучать философов, читать лучшую современную и классическую литературу. А тут, в конце двадцатых, стали сжигать книги. Горели Флоренский, Бердяев, даже «Солнечная машина» Короленко горела. Я учился в Киеве в политехническом институте. И мы создали у себя подпольную группу – «Группу освобождения Личности» («ГОЛ»). Только за создание нелегальных групп тогда давали десять лет. Мы не были террористами, анархистами, мы – читали.

Читали много, вслух, в том числе и по ночам, – Спенсера, Ницше, Гегеля в оригинале, Федорова, «Бесов» Достоевского. Все это было строжайше запрещено.

– «ГОЛ» и привела вас в ваш первый лагерь?

– И это, и мое дворянское происхождение, от которого многие скрежетали зубами. В девятнадцать лет, со студенческой скамьи, меня забрали «туда».... Читать дальше »

«Явление глубоко культурное». О русском мыслителе Василии Розанове

Столетие кончины великого русского критика, публициста и религиозного философа Василий Розанова (1856-1919) прошло у нас совершенно незамеченным. Российские медиа, чутко отзывающиеся на даты, связанные с куда менее значимыми для отечественной культуры именами, сопроводило розановскую круглую дату многозначительным молчанием. А ведь Розанов был в России рубежа XIX-XX веков одним из влиятельных властителей дум.

Отроческие годы Розанова чем-то напоминают детство Горького, как тот описывал его сам. Раннее сиротство, крайняя нужда, холод и голод, жизнь без тепла и ласки, неуемная любознательность. Но на этом сходство и кончается. Семейное окружение (у Василия было шесть братьев и сестер), влияние и поддержка старшего брата, талантливого педагога, блестящее классическое образование сыграли в становлении личности и формировании мировоззрения будущего философа и публициста определяющую роль. Юношеский нигилизм Василия Розанова, которым переболела едва ли не вся тогдашняя молодежь, оказался скоротечным. Он не стал ангажированным партийным агитатором и более всего в жизни ценил личную свободу, что, однако, не мешало ему оставаться и добрым семьянином, и истинно русским человеком.

Не смотря на кажущееся сходство жизни в отрочестве, Розанов являл разительный контраст с Горьким. Первый – убежденный консерватор, балансирующий на грани высокоинтеллектуального черносотенства, прирожденный русофил, глубоко православный – несмотря на случайные колебания и даже соскальзывания в мелкие ереси – верующий, религиозный мыслитель.  Второй, по меткому выражению критика Ю. Айхенвальда, – «явление глубоко некультурное», едва освоивший грамоту выскочка, поднявшийся с мещанского дна и вследствие головокружения от оваций революционной общественности сразу возомнивший себя пророком, пошлый богохульник и безнравственный не только писатель, но и человек, запутавшийся в бесчисленных внебрачных связях.  ... Читать дальше »

В.В. Розанов. Голос малоросса о неомалороссах (к 100-летию памяти философа)


Есть что-то несчастное и жалкое, горькое и в конце концов глупое, бесталанное, в положении и затем в психологии "каинства", которая обнимает у нас некоторую долю "общественных деятелей". Разрыв громадного тяготения к центру не обходится даром: люди летят "к черту" и попросту в сумасшедший дом. В непомерной злобе "на Россию", - от которой, впрочем, России ничего не делается и никогда не сделается, - то человек набрасывается на Крылова, грубо упрекая его в обжорстве, то приравнивает "цианистому калию" поэзию и личность Тютчева, не замечая, что он, конечно, не Тютчева отталкивает от России, а сам со своими "общественными деятелями" отталкивается от Тютчева и летит куда-то "на 11-ю версту" от Петербурга, где врачи осматривают прискорбно-больных. Для оторвавшихся от России русских, полурусских и инородцев не предлежит вообще никакого пути, кроме вырождения и духовной смерти. Лично извести из себя "цивилизации" они, конечно, не могут, а старая цивилизация не координирует их шаги, и является "шаткая походка", "неверный шаг" целой биографии. Является гибель всей личности. Начавший в своем "я" судьбу Каина, ничего иного не получает, кроме трясения рук и ног, уныния, тоски и пугливого оглядывания, "не гонится ли кто за ним". Но никто за ним не "гонится", а гонит его внутренний грех и остатки своей совести... Читать дальше »

МИЛОСЕРДИЕ ВЫШЕ СПРАВЕДЛИВОСТИ


Человек, чьё имя не подлежит забвению – доктор Фёдор Петрович Гааз. Ученик и собеседник великого Фридриха Шеллинга, он с юности усвоил, что только любовь и добро являются главными ценностями жизни. В душе – истинный философ, мечтал увидеть опубликованными свои «Размышления о системе Сократа». Открыв и описав целебные Кавказские минеральные источники, стал основоположником новой науки – курортологии. Как главный врач Москвы приобрёл богатство и славу, но вскоре всё имущество раздал бедным и «посвятил все свои силы на служение страждущему человечеству в России».... Читать дальше »