Еленка Донецкая (lat_elenka) wrote in rys_strategia,
Еленка Донецкая
lat_elenka
rys_strategia

КОЛЯ - САНТА ИЗ АВДЕЕВКИ


Автор - Юлия Андриенко

Для кого-то война – это надоевшие сводки, фотографии чужих слез и разрушений, до которых нет дела, возможность пиара и тема для бессмысленных ток-шоу, а для кого-то – только одно родное лицо.

Разве я когда-то могла подумать, что буду писать о тебе? Коля, Николай, Санта. Санта — это так непривычно звучит для моего уха... Сантой ты стал уже потом. А может, наоборот, был им всегда?
...
...Читать дальше »
... А потом я встретила тебя на площади Ленина. Было 9 мая 2014 года. Самый народный день Победы на моей памяти, тогда все было стихийно, искренне, а надеть Георгиевскую ленту после только что случившейся Одессы, было настоящим мужеством. Но тогда мы верили, и эта вера была настолько осязаема, что ее можно было буквально потрогать. Незнакомые люди обнимались, ободряли друг друга, поздравляли с праздником Победы.

В огромной толпе я сразу узнала тебя. И ты не удивился, встретив меня. Это о тебе пел Высоцкий: «Если путь прорубая отцовским мечом, ты соленые слезы на ус намотал, если в жарком бою испытал, что почем, значит, нужные книги ты в детстве читал». Так мы были воспитаны, что мимо нас эти события пройти не могли. Ты стоял в отряде самообороны, было жарко и я, оставив свою компанию, сбегала вам за минералкой. Мы взахлеб, перебивая друг друга делились последними новостями. Я узнала, что ты в ополчении, служишь в «Спарте» и твой позывной - Санта. Что родители пока ничего не знают. Что ты не откажешься от задуманного. Ты был так счастлив в тот момент, глаза твои горели, как когда-то в юности. Ты будто наконец обрел настоящего себя, свое предназначение. Мы опять не могли наговориться, но меня ждали друзья. А тебя – новая жизнь, делавшая таким счастливым и молодым. Я поцеловала твою колючую щеку, оставив на ней помаду, в первый и последний раз в жизни. И больше мы уже никогда не виделись.

В отпуск по защите Отечества

Это все я уже узнала позже от твоих родителей. Тебе пришлось открыться матери, где ты пропадаешь. Но, несмотря на ее слезы, ты не оставил свой путь. Ты передал через родителей заявление за свой счет на работу, в котором написал причину отсутствия: «Прошу предоставить отпуск без содержания для исполнения гражданского долга по защите Родины».

Ты воевал под Снежным, отстоял город вместе со «Спартой». А потом 16 июля 2014 года вас кинули под Мариновку возле Саур-Могилы. Был страшный бой. Вы не давали ВСУшникам отрезать нас от российской границы. Ты находился в БТР, который вы сами с ребятами прозвали Питбулем. В машину попали осколки. Товарищи успели выпрыгнуть, а ты остался, ты всегда оставался там, откуда все бежали. Тебя убило сразу, осколки попали в грудь и, я очень надеюсь, что ты не страдал. Несколько дней тебя не могли найти родные, они долго звонили на твой мобильный, а в ответ только шли гудки. В той неразберихе это было неудивительно: ни армии, ни списочного состава, ни оповещения еще не было. Узнать о тебе помог случай. Тот бой снимал военкор Геннадий Дубовой, а видео выложил в интернет. Это сейчас таких роликов миллионы, а тогда внимательно просматривали каждый. Твоя сестра Юлька, моя тезка, увидела это видео.
Сначала кадры боя, грохот стрельбы, бегущие люди, затем крики: «Санту убило!», а в следующем кадре из БТРа вынесли тебя. Уже неживого.

Памятник поставили чудом

Прощаться пришел весь город. Люди все шли и шли нескончаемым потоком, было много военных, наших же, из Авдеевки. Пел тонким голосом священник. Всхлипывали женщины. Цветы уже некуда было складывать. Но все происходящее будто совсем не касалось тебя, настоящего. Словно и не ты был в гробу. Похороны проходили под залпы «градов» - по Авдеевке уже стреляли ВСУ, и земля под нами дрожала от выстрелов. Через несколько дней наш город сдадут за считанные часы Украине, страшными обстрелами загнав в воскресный день всех авдеевцев в подвалы. Но ты уже был от всего этого так далеко. И хорошо, что никогда не услышишь, что мы на Донбассе «не так встали». Не узнаешь о минском сговоре. И о том, что затянувшееся перемирие может быть страшнее войны.

Родителям твоим после этого пришлось уехать из Авдеевки. А отцу – Альберту Иосифовичу - даже пройти украинский плен. Просто на блокпосту он в сердцах что-то резкое сказал «вызвольныкам» и его, больного, сломленного горем, доставили в СБУ. А там, узнав, чей он отец, забрали в плен. Почему-то даже убитого они тебя боялись. Потом были долгие дни неведения, когда твоя мать, не успев оплакать сына, потеряла мужа.

Эта маленькая, кроткая женщина оказалась настоящим бойцом! Она нашла отца в Мариупольском СБУ. Я звонила адвокатам, а они бубнили что-то о «нарушении прав человека» и о том, что «никто не имеет права принудительно удерживать». Но в то время наши права уже никого не интересовали в Украине. Отца избивали, пытали, он спал на холодном полу. А потом он попал в обмен пленных в ноябре 2014 года и, больной, был доставлен в Донецк. На следующий день я с какими-то скромными припасами уже была в общежитии, куда свезли бывших украинских пленников. Замученных, заросших, кашляющих, среди них был даже священник с замусоленным Евангелием...
...

Tags: Новороссия, герои новороссии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments