March 18th, 2020

По своему составу Белая армия была рабоче-крестьянской

Белые

Доктор исторических наук Сергей Волков создал и ведёт уникальную базу данных по офицерству начала XX века. В результате огромной работы в архивах собрана информация о сотнях тысяч человек. Столь колоссальный объём информации, ставший доступным учёному, позволяет дать ответ на целый ряд вопросов, вокруг которых много лет шла дискуссия. Один из них - социальный состав Белой армии. Исследование по базе данных дало результат, столь поразительный, что порой вызывает недоверие, однако попытки оспорить цифры Волкова терпят крах, поскольку за каждой фамилией стоит архивный документ... Читать дальше>>


«Сначала пришли за отцом, а затем забрали маму»

«У отца было девять братьев и сестра, – вспоминает Евдокия Павловна. – Сначала пришли за дядей, а потом и за отцом. Ничего не говоря, просто сказали собираться. Нас у родителей было четверо, мама ждала пятого ребенка. Но это никого не волновало. День, когда мы видели папу в последний раз, навсегда остался в памяти – 4 марта 1938 года. Потом приходили и за другими – соседями, родственниками. Забирали самых крепких и мощных».






Мартовские дни у жительницы Дубровичей, 88-летней Евдокии Павловны Протасовой, ассоциируются не с радостью и праздником, а с трагедией, которая перевернула жизнь всей её семьи и до сих пор не дает покоя.

«Их собирали специально – самых сильных»

Родилась она за тысячи километров от Рязани, в деревне Метляево Иркутской области. В 1938 году, когда Евдокии было всего семь лет, здесь стали происходить страшные события. Местных мужчин – крепких и рослых сибиряков – стали одного за другим забирать сотрудники НКВД.

«У отца было девять братьев и сестра, – вспоминает Евдокия Павловна. – Сначала пришли за дядей, а потом и за отцом. Ничего не говоря, просто сказали собираться. Нас у родителей было четверо, мама ждала пятого ребенка. Но это никого не волновало. День, когда мы видели папу в последний раз, навсегда остался в памяти – 4 марта 1938 года. Потом приходили и за другими – соседями, родственниками. Забирали самых крепких и мощных»... Читать дальше>>


Е. И. Топчиев. Из воспоминаний. Дворянский полк. 1815–1819 годы

В половине октября 1815 года меня отправили в Санкт-Петербург вместе с соучеником моим по Харьковской гимназии Василием Тихоцким. Москву мы застали еще мало обстроившейся после гибельного для нее 1812 года. Много каменных домов и других строений стояло обгорелых, полуразрушенных; чрез многие дворы ездили — как бы по улицам; колокольни были большей частью с одним колоколом. Отдохнув в Петербурге не более суток, явились в канцелярию 2-го кадетского корпуса и были приняты, по нашим документам, в Дворянский полк.

Начальником 2-го кадетского корпуса и находившихся при нем Дворянского полка и Дворянского кавалерийского эскадрона считался генерал-адъютант <Дмитрий Дмитриевич> Курута, но его действительная служба была при лице великого князя Константина Павловича, в Варшаве. За его отсутствием заведовал <Андрей Иванович> Маркевич, кажется, генерал-майор, начальник собственно 2-го кадетского корпуса. <…>

В Дворянский полк и Дворянский кавалерийский эскадрон принимали дворян не моложе 16 лет, до каких же лет — не было ограничения. Собственно кадеты 2-го корпуса были в составе одного батальона в четыре роты, одной гренадерской и трех мушкетерских... Читать дальше>>