February 20th, 2020

Забытые герои: Василий Михайлович Иконников

15 августа 1918 года нижегородская губчека произвела первый массовый расстрел «контрреволюционеров» в Нижнем Новгороде.

Обратим внимание на дату: 15 августа. До злополучного покушения революционерки Каплан на собрата по разрушению России Ульянова, а следовательно, и до издания совнаркомом РСФСР печально известного декрета о красном терроре, еще более полумесяца. Согласно догме большевицкого агитпропа, прежнего, официального, и нынешнего, следующего по его стопам, большевики залили страну кровью только после этого декрета. А до того, мол, мирно трудились над построением основ социализма и великодушно прощали своих врагов, отпуская их под честное слово.

Эта ложь рассчитана разве что на совершенно неосведомленных людей. Расстрелы во имя советской власти звучали с начала 1918 года, затем их волна накатывала и становилась все мощнее. Террор ВЧК нарастал по мере того, как усиливалось сопротивление большинства населения, не мирившегося с разрухой, голодом, грабежами, насилием над святой Православной Церковью. Эпизодом этого террора и стал августовский расстрел в Нижнем Новгороде. То была «первая ласточка», по крайней мере, преданная огласке.

О казни полковника Русской Армии Василия Иконникова и еще пятерых нижегородцев сообщил советский официоз «Рабоче-крестьянский нижегородский листок»  16 августа 1918 года. Сколько в те дни и ночи было расстреляно помимо них, мы в точности не знаем, известны лишь имена отдельных жертв. И «частичная» статистика, просочившаяся в «Еженедельник ВЧК». Зато кровавая жатва чекистов в сентябре известна куда лучше: тот самый декрет о терроре предписал списки убиенных публиковать – в назидание всему народу, повергнутому в шок от нечеловеческой, какой-то даже ветхозаветной жестокости новоявленных властителей.

Кому же досталась чекистская пуля в тот роковой день 15 августа? Приведем список из большевистского рупора целиком.


  • Мазурин Иван Петрович, бывший начальник жандармского управления.

  • Иконников Василий Михайлович, командир 10-го гренадерского полка.

  • Каленин Федор Карлович, «организатор Муромского белогвардейского выступления».

  • Кондратьев Дмитрий, владелец кофейни в Мининском саду.

  • Груздев Михаил Иванович, «известный грабитель в Рыбинске».

  • Чугунов Никифор Сергеевич, «провокатор», член РСДРП в Иваново-Вознесенске.

Обосновывая правомочность расстрела, газета со слов ЧК сообщала о том, что в Нижнем Новгороде в связи с занятием белогвардейцами Казани контрреволюционеры подняли головы и готовились к восстанию, распространяя в городе прокламации. Напрямую расстрелянных 15 августа в этом не обвиняли, следовал лишь намек, что и они причастны к сей подрывной работе. Нет никакого сомнения, что обвинения были ложны. Список «шести» состоит либо из лиц, обреченных на смерть в  силу своего статуса при царской власти (жандарм, офицер), либо совершенно случайных, взятых как заложники и попавших «под раздачу». Бесспорно огульным является обвинение Ф.К. Каленина в «организации Муромского восстания»: никакими материалами, включая обширную публикацию в «Красной книге ВЧК», это не подтверждается. Тогда стряпать на ходу обвинения, фабриковать фиктивные заговоры и организации было у чекистов нормой, и о доказательствах они особо не заботились

... Читать дальше »

Большевистская иллюзия равенства

Итак, только интеллект, тесно связанный с совестью, и есть тот стержень, который формирует здоровое альтруистическое общество. Общество, в котором люди различны по интеллекту и взглядам, но равны по правам и возможностям. Идея общества равных возможностей является одной из краеугольных и системообразующих в Западном обществе. По существу данная идея наиболее адекватно отражает общественные потребности по сравнению с идеями эгалитарного равенства, проповедуемых социалистами. В СССР идея эгалитарного равенства проводилась в жизнь наиболее последовательно, и полностью провалилась. Эгалитарное равенство невозможно и неэффективно в более или менее сложном обществе. И чем больше общество отличается от казармы или исправительной колонии, тем больше искусственно поддерживаемая властью уравниловка вызывает раздражение у потенциально успешных людей, от которых зависит развитие общества. Поэтому всякие спекуляции левых политиков о нравственном характере эгалитарного равенства изначально утопичны. Социализм не только не позволяет личности раскрыть свой творческий потенциал, но и этот строй своей уравниловкой, равнением под отстающих способствует социальной энтропии. Социальная энтропия – это хаотизация общества, усиление его неадекватности вызовам и беспорядок в организации его институтов, подавление индивидуальности и творческого потенциала личности. Большевизм на деле хаотизировал социум, постоянно пытался разрушить всё красивое, гармоничное, культурное и высокоорганизованное в обществе, подавлял индивидов, и в этом его гиперактивная богоборческая сущность.

... Читать дальше »

«И у меня был край родной». ОТЕЦ



Приобрести книгу в нашем магазине



Отец мой – крестьянин Орловской губернии. В детстве был еще крепостным пастушком. Молодая помещица (дочь помещиков) занималась с крепостными мальчиками. Отец всегда любил рассказывать нам об этом. Она учила их грамоте и арифметике. Мальчик Костя (имя отца) был способный и легко все усваивал. Молодая девушка обратила внимание на его способности и дополнительно занималась с ним отдельно, обучала его даже немного немецкому языку. Будучи же пожилым человеком, он любил похвастаться иногда некоторыми запомнившимися с детства немецкими словами и выражениями.



Ему было девять лет, когда было отменено крепостное право. Он остался в деревне в своей семье, получившей маленький земельный надел.



Грамота очень пригодилась ему: воинскую повинность он отбывал писарем. После военной службы он уже не вернулся в деревню, а остался в Орле, где отбывал ее. Из деревни забрал свою молодую жену (мать мою), а свою часть надела передал в пользованье братьям, так как боялся, что в деревне с малым наделом семью не прокормит. Жить с братьями вместе опасался из-за споров, которые возникали там на каждом шагу.



В городе семья жила бедно, так как зарабатывал отец очень мало случайной работой, а семья все увеличивалась да увеличивалась. Ища лучших заработков, отец перебрался на Брянский завод в Бежицу, где и получил место рабочего в одном из цехов и заводскую квартиру. Грамотность и способности и здесь помогли ему: его скоро перевели в кладовщики с определенным окладом, хотя и очень маленьким.



Чтобы лучше прокормить семью, отец купил корову. Мать помогала ему: она очень старательно ухаживала за коровой, которая давала много хорошего молока. Молока хватало вволю не только всей многодетной семье, но и оставалось еще на продажу.



Очень скромной была жизнь наша на заводе. Отец, как крестьянин, всегда тянулся к сельской работе: возле дома копал землю, устраивая на небольшом клочке земли маленький огородик. Часто он бродил по окрестным лесам, выискивая порой диковинки, вроде дикого хмеля, порой – хорошие ягодные и грибные места или полянки с хорошей травой, а потом водил и нас туда: либо для сбора ягод и грибов, либо косить траву для коровы. Он хорошо знал лес и любил ходить на охоту. Все свободное от работы время проводил он в лесу. Когда же брал нас – детей – с собою, то рассказывал нам по дороге, как не заблудиться в лесу, как найти выход на дорогу, как разбираться в грибах, съедобных и ядовитых, говорил и о том, когда какие ягоды поспевают, и какие птички когда прилетают и улетают, учил нас узнавать их по пению и щебетанию. Так жил отец... Читать дальше>>