Еленка Донецкая (donetsk_elenka) wrote in rys_strategia,
Еленка Донецкая
donetsk_elenka
rys_strategia

Categories:

Кто такой Горький? Правда о Буревестнике. Ч.7


Жалкое поведение Горького после возвращения из Италии и до смерти я приписывал его заблуждениям и неуму. Но недавно опубликованная переписка 20-х годов даёт толчок объяснить это ниже того: корыстью. Оказавшись в Сорренто, Горький с удивлением не обнаружил вокруг себя мировой славы, а затем – и денег (был же у него целый двор обслуги). Стало ясно, что за деньгами и оживлением славы надо возвращаться в Союз и принять все условия. Тут стал он добровольным пленником Ягоды. И Сталин убивал его зря, из перестраховки: он воспел бы и 37-й год...

Итак, поведаю о том, как Горький под конец жизни сперва уехал из России, а потом вернулся и поселился в СССР, став сотрудничать с большевицкой властью. В 1918 году Горький вошёл в серьёзные противоречия с властью большевиков. Из партии он был исключён, газету «Новая жизнь» закрыли. Горький пытался спасать от расстрелов и арестов кого-нибудь из интеллигенции, хлопотал перед Лениным, создал издательство «Иностранная литература», где имели возможность спастись от голодной смерти многие известные русские писатели и поэты. Но противоречия обострились слишком сильно. Второй раз Горький покинул Россию 16 октября 1921 года. В 1921 – 1923 годах он жил в Гельсингфорсе (Хельсинки), Берлине, Праге. До 1924 года его как «неблагонадёжного» не пускали в Италию, где в 1922 году к власти пришли фашисты. Н вскоре разрешение на проживание в этой стране было дано (под давлением СССР). Там он поселился на сей раз в Сорренто, на вилле Il Solio (не слишком дорогая, по словам Ходасевича) – на Капри его не пустили. Месячный бюджет писателя составлял тысячу долларов в месяц. Ежемесячно из СССР Горькому выплачивалось за издание его произведений 100 тысяч немецких марок, 10 тысяч итальянских лир или 325 долларов. Денег этих не хватало, ведь с Горьким жила ещё и его семья, привыкшая жить на широкую ногу. Сноха Надежда Пешкова любила одеваться по последней европейской моде. Сын Максим Пешков был страстным автогонщиком – а спортивные машины стоили дорого (только в СССР он смог позволить себе иметь спортивную модель итальянской «Лянчи»). Сам Горький привык ежевечерне принимать гостей за щедро накрытым столом, денег же считать не любил, так что от него их прятали... Читать дальше »
Tags: россия без большевизма, сергей зеленин
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments