Еленка Донецкая (donetsk_elenka) wrote in rys_strategia,
Еленка Донецкая
donetsk_elenka
rys_strategia

Categories:

Мельпомена и ГУЛАГ: Юрий Соломин

30 декабря 1937 года. Хрустят за окнами суровые сибирские морозы, хрустит снег, как всегда, щедро укутавший читинскую землю. А в тепло натопленной комнате радостно светится красавица-ёлка, возвещая, что вот-вот оборвётся последний листок календаря, и настанет Новый год. Вот, только вокруг ёлки происходит что-то совсем непраздничное, что-то, чего маленький Юра ещё не может понять… Почему плачет мама? Почему так испуган отец? Почему какие-то незнакомые люди в форме бесцеремонно роются в вещах и, вот, наконец, уводят в ночь деда. На пороге он оборачивается, бросает последний взгляд на босого, в одной рубашонке вышедшего в прихожую внука… Дверь за ним затворяется…

С той поры Новый год в доме Соломиных не праздновали, а Юрия долго преследовало то ночное видение – как люди в форме куда-то уводят его деда. Это видение казалось ему сном и, лишь став взрослым, он узнает, что было оно горькой явью, а много позже прочтёт и «дело» своего деда…

Ананий Рябцев родился в 1880 году в далёком Забайкалье, в г. Баргузин. Юноша отличался пылкостью характера и свободомыслием и в годы т.н. «первой русской революции» был захвачен её вихрем, вступил в ряды эсеров… К тому времени он уже перебрался в Томск, откуда и был выдворен, как неблагонадёжный элемент и борец с самодержавием, в Читу.

Здесь встретил Рябцев свою будущую жену и прожил всю оставшуюся жизнь. К большевикам не примкнул и в революции новой активного участия уже не принимал. Впрочем, с новой властью поладил, заведовал финчастью читинской тюрьмы. Казалось бы, что могло повести его в категории «врагов народа»? Да мало ли что… Донос… Неосторожное слово… В те времена за поводом далеко не ходили. Был бы человек, а дело на него найдётся.

На допросах бывший эсер держался мужественно, не оговорил ни себя, ни других, ни одно обвинение не было им признано. А нетрудно догадаться, что признаний добивались от него отнюдь не только «вербальными» методами… Допросы те Ананий Рябцев не пережил. Он умер, находясь под следствием 23 марта 1938 года. О том, где был он похоронен, родные так и не узнали.

Арест близких в те годы неизбежно ставил под удар всю семью арестованного. В семье Соломиных главный удар принял её глава Мефодий Викторович. Он происходил из глубоко религиозной семьи и отроческие годы сам прислуживал в церкви. Со своей будущей женой, Зинаидой Ананьевной, он познакомился ещё в глубокой юности и затем не расставался. Вместе они уехали в Ленинград и учились в консерватории, вместе вернулись, когда Зина заболела и оглохла на одно ухо, вместе стали учить музыке читинских детей, снискав в городе любовь и уважение…

Мефодий Викторович был по натуре своей необычайно добрым и мягким человеком: любил детей, любил животных, которых в доме Соломиных всегда было много. Однажды на рынке он приобрел утку с больными ногами, и вся семья, заботилась о ней, жалея. В другой раз Соломин привёз из монгольских степей удивительно красивую козу. Правда, не дойную… Земляки недоумевали, зачем держать недойную животину? «Красивая очень…», - отвечал Мефодий Викторович.

Под стать ему была и Зинаида Ананьевна. Не имея даже порядочной зимней обуви, ходившая зимой с обмороженными коленями, она однажды привела в дом… маленькую девочку-сиротку. Она увидела её на смотре художественной самодеятельности, и, узнав, что у малышки нет родителей, приняла в свою семью, где уже росли двое сыновей... Читать дальше »


Tags: актеры, мельпомена и гулаг, преступления большевизма, россия без большевизма
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments